В печатных изданиях и интернете встречается довольно много статей о рыжей остроухой собаке — карело-финской лайке, причем сведения зачастую весьма противоречивы. Людям интерес­на эта порода, они ищут информацию, а она, к сожалению, не всегда корректна и правильна. Во многих статьях написа­но, что это карело-финская лайка, в дру­гих — финский шпиц.

Напечатанная в Российской охотни­чьей газете (РОГ) № 48 в декабре 2016 года статья П. Семченкова, в которой он пишет: «Информацию о том, где и когда в Советском Союзе впервые по­явились маленькие рыженькие лайки можно получить, ознакомившись с ка­талогами выставок охотничьих собак, проведенных в Ленинграде в начале 30-х годов прошлого века, куда были завезены, не удивляйтесь, финские лающие легавые. На представите­лей этой экзотической породы с несу­разным названием были вынуждены оформить одноколенные родословные как на финно-карельских лаек» — (выделено мною В. Бутузов)

Как же так, если двумя абзацами выше П. Семченков ссылается на труд А.А. Ширинского-Шихматова — «Альбом северных собак», опубликованный в 1895 г., в котором на карте четко обозна­чена область распространения финно-­карельской лайки, включая Карелию, се­верную часть Ленинградской области и западную Архангельской?

Статья П. Семченкова (РОГ № 48 за 2016 г.), которую он написал «...чтобы развеять домыслы о существовании «аборигенной карелки» заставила меня, владельца такой собаки, пойти в биб­лиотеку (РГБ «Ленинка»), где нашлись интересные публикации о лайках и в которых были данные о рыжих остроухих собаках, испокон веков населявших ка­рельские леса.

В 1842 году в Санкт-Петербурге была напечатана книга «Описание Олонец­кой губернии в историческом, статисти­ческом и этнографическом отношениях», составленная В. Дашковым. В данном труде написано: «Жители Олонецкой гу­бернии разделяются на три племени: Русских, Корел и Финнов. Первые оби­тают в уездах: Лодейнопольском, Выте- горском, Пудожском и Каргопольском; вторые живут в Олонецком, Петрозавод­ском и Повенецком уездах; третий род жителей в небольшом количестве нахо­дится в Олонецком уезде на границах с Финляндию».

«В огромных и густых лесах Олонец­кой губернии, которые раскинулись на десяти миллионах десятин земли, за­нимают почти три четверти целой гу­бернии, водится множество разного рода диких зверей и птиц. Охотой занимаются большею частью крестьяне Повенецкого уезда; они — прекрасные стрелки и бесстрашные мореходы-самоучки».

«Всякий полесовщик имеет Корельскую собаку, похожую величиною и видом на небольшую лисицу; собаки сии лаем указывают птицу, белку или другого зверя, которых без сего, по ог­ромности лесов, отыскивать трудно».

Также карельские лайки упоминают­ся в книге Н. Березина «Пешком к ка­рельским водопадам», 1903 г. С-Петер- бург. «Белку бьют, начиная с октября, когда она успела сменить свой красно­ватый летний мех на серый зимний. Охота на нее продолжается до глубокого снега и производится при непременном участии местной охотничьей собаки, карельской лайки, которая выслежива­ет зверька и держит его на дереве, пока охотник не наладится и хлопнет его пуль­кой в рот или мордочку».

В. Майнов в своей книге «Поездка в Обонежье и Корелу» утверждает, что «Родина лайки — Корела, и до сих пор лучшие лайки бывают у кореляков. Цена обученной лайки доходит до 3 рублей, а щенок от хорошей суки це­нится иногда в 1 рубль».

У С.А. Благовещенского в книге «К библиографии Олонецкой губернии» 1910 г. издания, имеется описание двух типов местных лаек. «Лайки как по цвету, так и по длине шерсти быва­ют различныя, и мохнатых встреча­ется меньше.

Существует два ясно выраженных типа, тип волка и тип лисицы. Ни один охотник не обучает своей лайки, она сама по себе совершенствуется и обыч­но на третий, четвертый год делается иногда идеальной собакой».

В книге Г.И. Куликовского — «Из об­щинно-артельной жизни Олонецкого края», изданной в 1897г. в Петроза­водске написано: «На белку охотники ходят постоянно по двое, с собакою; при этом один из них идет с ружьем, другой же. называемый «бухальником» или «подтомарником», идет с топором; со­бака отыскивает белку и, подойдя под дерево, на котором та сидит, начинает лаять…»

«Одною из продолжительнейших и утомительных охот нужно признать охоту на оленей: обнаружив следы оле­ньего стада, охотники в количестве 4, 5. 6. а иногда и 8 человек с собаками, отправляются на лыжах вслед за ними, гонят их до изнеможения, а затем подъезжают к ним поближе и убивают от 5 до 15 и более оленей...»

В книге «Записки псового охотника» П.М. Мачеварианова, изданной в 1876 г. в Москве, автор, охотившийся в Пове­нецком уезде, дает такие характеристики лайкам: «Друг, товарищ и верный помощник на промысле охотника — это его собака. Здешние полесничьи собаки не принадлежат к какой-либо особенно выдающейся породе: стоячие уши, иног­да длинная шерсть, иногда гладкая лос­нящаяся, но всегда пушистый хвост... Между собаками полесников особенно от­личаются так называемые лайки, роди­ною которых считают преимущественно Повенецкий уезд. Лайка также дорога для полесника, как лошадь для хлебопашца... Особенной дрессировки для приучения лаек к охоте не бывает, кроме, что моло­дая собака берется иногда вместе со ста­рою в лес, где она и приучается к своему делу. Но, большею частью, лайка растет без всякого присмотра со стороны хозяи­на, добывая пищу себе собственным про­мыслом и, по наступлении годичного возраста, делается годною к охоте и без предварительного натаскивания. Корельские лайки не один год выписыва­лись для царской псарни Государя Им­ператора: из Повенецкого уезда было от­правлено в Лисино в течение десятиле­тия (1862—1872 гг.)»

Так ложно было утверждение П. Семченкова о якобы завозе «финских ла­ющих легавых», тем более что в Фин­ляндии эти собаки была обнаружены только к 1891г., причем привезены из Восточной Карелии

В тридцатых годах прошлого века проявился достаточно устойчивый интерес охотничьего сообщества к лай­кам. Вот что пишет судья Фрейберг Е.Н. в «Отчете о выставках и полевых испытаниях промысловых лаек в рай­онах Ленинградской области. 1935 г.»: «На полевых испытаниях с достаточ­ной убедительностью выявилось пре­имущество кровных  лаек по сравне­нию с беспородными дворняжками. Главным образам это наблюдалось по манере поиска, широкого и быстрого у

лаек, бессистемного, короткого у дворняжек.  ...Было указано, что беспород­ные собаки, обладающие даже хорошими  полевыми качествам, не смогут дать надежного рабочего потомства и что только кровная лайка сможет передать ­по наследству все данные необходимые промысловой собаке».  К со­жалению, в эти годы на выставках со­баки ходили в одном ринге, как лай­ки вообще, и так же роэводились. Раз­деления по породам не было.

Большинство собак было с неизвестным происхождением. Редко, когда были известны только родители. В отчете 1935года опубликованы «Вре­менные сокращенные стандарты лаек по Ленобласти». В стандартах лайки были разделены на три группы: Зверовая группа, Промысловая группа, Смешанная группа.

 В стандарте Промысловой группы практически дано описание современной карело-финской лайки.

 На Первой всеармейской выставке охотничьих собак, проходившей в 1937г. в Москве, был представлен рыжий кобель по кличке Моряк, вывозной из Карелии, вл. Заболотское охотхозяйство ЦС ВВОО.

Вот как описывались собаки на выс­тавке Ленинграда 1938г. Была описана сука по кличке Чайка, вывозная из Ка­релии, вл. А.Г. Тугаринов. Палевая, 7,5 лет. Среднего для группы роста пород­ная сука с идеальной по форме головой. Типичный шакалий зубной аппарат. Хорошее по форме ухо хорошо поставлено. Хороший темный глаз в косом разрезе. Колодка правильной формы с достаточ­но выраженным подрывом. Грудь хоро­шо развита, для группы может быть даже излишне широка. Высокозада, ноги в порядке. Одета хорошо. Золотая медаль, приз Ленинградского областного обще­ства кровных собак (ЛООКС) лучшей суке промысловой группы. Эта же соба­ка была на выставке в 1941 году и была отмечена 1-ой золотой медалью и при­зом ЛООКС «Лучшей суке промысловой группы». Приз ЛОК Главпушнины «Лучшей лайке-суке выставки».

Малые серебряные медали: 1-ая Лиска, лисья, род. май 1935 г. неиз­вестного происхождения. 2-ая Кутя, черная, 6 лет, вывозная из Мурманс­ка, вл. Булочников. 3-я Ая, волчья. Рож. 25.08.1937 г. от Норда Жарова и Аи Резникова, вл. Г.Ф. Чумаков. 4-ая Диночка, лисья с белым, родилась в апреле 1935 г. неизвестного происхож­дения, влад. А.Ф. Трибесов 5-ая Зорька черно-пегая, род. 26.03.34 г. от Волка Леонтьевой и Зорьки Прозорова, влад. Н.В. Лейковский.

Вот что писал Э.И. Шерешевский в кни­ге «Лайки и охота с ними» изд. 1965 г.: «В 1939г. кинологическим совещанием были приняты пять временных стандар­тов типов лаек: финно-карельской, карель­ской, коми (зырянской), мансийской (вогульской), хантейской (остяцкой). Но экс- пертиза и практическое разведение лаек продолжалась помимо принятых типов.

В 1947 году состоялось Всероссий­ское кинологическое совещание, со­званное Главным Управлением охот­ничьего хозяйства при Совете Мини- стров РСФСР. Оно приняло проект Все­союзного научно-исследовательского института охотничьего промысла о фор­мировании на базе имеющегося пого­ловья четырех заводских культурных пород охотничьих лаек: карело-фин­ской, русско-европейской, западноси­бирской и восточносибирской.

В 1949 году были утверждены вре­менные стандарты этих пород. Экс­пертиза на выставках и разведение лаек начали производить по породам.

В 1952 году Кинологический совет Главного Управления охотничьего хозяй­ства при Совете Министров РСФСР, под­водя первые итоги селекционной рабо­ты с лайками, признал правильной но­вую классификацию и, отметив успехи в формировании племенного поголовья русско-европейской, западносибирской и карело-финской пород, и утвердил стан­дарты (описание признаков) этих пород. Стандарт восточносибирской лайки был временный».

«Почти все основное, относительно еще немногочисленное племенное по­головье карело-финских лаек сосредо­точено в Московской и Ленинград­ской областях», — писал Э.И. Шере­шевский. Общий уровень этой поро­ды лаек виден из данных экспертизы выставки 1964 года, где было показа­но карело-финских лаек в Москве — 16, в Ленинграде — 19.

Селекция финских остроухих собак и карело-финских лаек пошла разны­ми путями, что отразилось, в первую очередь, на экстерьере собак. Если сравнивать стандарты и использова­ние на охоте финского шпица и карело-фин-ской лайки ясно, что собаки хотя и родственные, но абсолютно раз­ные.

Фактически, рыжие остроухие охот­ничьи лайки в Карелии жили намно­го раньше, чем это зафиксировано в письменных источниках.

Хочется надеяться, что это рыжее чудо — карело-финскую лайку нам удастся сохранить для наших потом­ков, не растеряв ее красоту и уникаль­ные охотничьи качества.

В.Бутузов, "Охота и охотничье хозяйство", №6, 2017 г.