Статья была написана в июле-августе в ответ на публикации известного эксперта А. Брагина, но… затерялась в архивах редакции. Теперь же, когда, к сожалению, А. Брагин ушел от нас, полемика с ним стала неэтичной. Однако недоумение в некоторых вопросах у читателей осталось, и поэтому было принято решение основную часть статьи все же опубликовать.

 

Насколько я понимаю, именно после принятия ряда решений, которые предусматривали проведение выставок и полевых испытаний охотничьих собак, в основном учитывая их племенное значение, в 1952 г. в РСФСР (а в СССР в 1955 г.) была принята система бонитировки, давно используемая в животноводстве. Эта система была разработана в основном ВНИО (Всесоюзный научно-исследовательский институт охоты) и ее старшим научным сотрудником Э.И. Шерешевским, а также А.П. Мазовером и предложена к использованию в собаководстве (преимущественно в охотничьем). После этого началось ведение научно-обоснованного охотничьего собаководства как единой отрасли животноводства в стране.
Одним из достижений предложенной системы для оценки на выставке было принятие естественных возрастных категорий собак; в младшей возрастной группе — от 10 месяцев до 1,5 лет, в средней — с 1,5 до 3 лет и в старшей — с 3 до 10 лет.


Молодых, несформировавшихся собак никак нельзя сравнивать со взрослыми, как это делается по европейской системе ФЦИ в так называемых классах — открытом, рабочем, чемпионов. Отдельно сравниваются собаки в так называемой средней возрастной группе, наиболее сложной для экспертизы, т.к. здесь в одном ринге могут оказаться и собаки, только что переступившие свой полуторалетний возраст, и те, что уже успели дать потомство до трехлетнего возраста.


В старшую возрастную группу входят вполне сформировавшиеся собаки в возрасте до 10 лет. Почему до 10 лет? Да потому что охотник первые два-три года готовит свою собаку к охоте, а потом намерен ее использовать как можно дольше. Охотничьи собаки, имеющие в большинстве сухой крепкий или крепкий сухой типы конституции, живут сравнительно долго (для собак) и вполне хорошо работают до 10 лет, а чаще до 12. Так что система подразделения охотничьих собак по возрасту для экспертизы на выставке полностью биологически оправдана.
Можно, конечно, выделить группу ветеранов для собак, старше 10 лет, но в племенном отношении она неуместна. Щенков же в возрасте от 6 до 10 месяцев в охотничьем собаководстве осматривают на выводках, оценивают качество их выращивания и дают необходимые рекомендации.


Следующим достижением российского охотничьего собаководства можно считать подразделение всего многообразия пород по характеру использования на охоте на 6 групп: борзые, лайки, гончие, норные, легавые, спаниели. Еще совсем недавно появилась седьмая группа — ретриверы.
Для собак каждой группы разработаны специфические правила испытаний в природе, которые по своей сути близки к использованию собак на настоящей охоте и характеризуют охотничьи качества каждой собаки.


Мне непонятно, почему РОРСу надо переходить «на международную систему» выставочных классов, которые не имеют никакого отношения к племенному разведению охотничьих собак. Именно выделенные возрастные группы и являются частью традиционного российского охотничьего собаководства и биологически оправданы. Мне кажется, что кинологам других стран стоит задуматься над этим и перейти на биологически обоснованные возрастные группы при оценке экстерьера.


Что касается бонитировки охотничьих собак, то это основное достижение российского охотничьего собаководства. Что такое бонитировка? Это комплексная оценка охотничьих собак по четырем параметрам. На выставке каждая охотничья собака, получившая положительную оценку (отлично, очень хорошо, хорошо), подвергается бонитировке, если при этом у нее есть хотя бы один полевой диплом.


В первую очередь оцениваются охотничьи качества собаки, которые выражаются в наличии дипломов за работу по основным видам животных для каждой группы пород. Сочетание дипломов за охотничьи качества, оценки за экстерьер и при этом наличие четырехколенной родословной дают возможность отнести собаку к I или II племенным классам. А тех собак, у кого нет дипломов за работу по основным видам, а только по дополнительным, можно отнести в III резервный класс.


Следует отметить, что в первых трех коленах родословной (свидетельства о происхождении), т.е. у родителей, дедов и прадедов указаны высшие оценки за экстерьер и степени всех полученных ими дипломов. То есть при приобретении щенка даже неспециалист может спокойно увидеть, по каким видам охотничьих животных и насколько успешно работали предки щенка. Создание подобной родословной — это еще одно достижение российского охотничьего собаководства. Если у собаки имеются потомки, которые получили положительные оценки на выставках и полевые дипломы на испытаниях, то такая собака может войти в высший племенной класс элита. Лучшая собака в классе элита на областной выставке (и более высокого ранга) может стать чемпионом. То есть звание чемпиона надо заслужить работой с собакой на охотничьем поприще, получая от нее племенных потомков, а не таская ее по шоу-выставкам, стараясь поставить под экспертизу пяти разных судей.


Прилюдная бонитировка очень способствует развитию охотничьего собаководства. Именно бонитировка на выставках, когда после подсчета баллов организуется ринг классных собак (так называемый «ринг выставочного показа») и эксперт ринга во всеуслышание объявляет классы и места, которые заслужила каждая собака. Это еще одно достижение российского охотничьего собаководства.


Следует также отметить, что на выставках охотничьих собак проводится гласная, глазомерно-сравнительная экспертиза, где собаки расставляются так, что за лучшей собакой следует собака, чем-то ей уступающая, и так каждая по качеству экстерьера занимает свое место. После расстановки ринга эксперт громко объявляет оценки каждой собаки и объясняет, почему она в ринге проходит именно на данном месте. Гласная экспертиза — это еще одно достижение российского охотничьего собаководства. В Правилах проведения выставок охотничьих собак четко написано, что выставка охотничьих собак — племенное мероприятие. Это еще одно достижение.


Наверное, я упустила ряд более частных моментов достижений российского охотничьего собаководства, но никак нельзя не отметить важного значения Положения о племенной работе с охотничьими собаками, которое официально было утверждено МСХ СССР в 1981 г., а в последние годы усовершенствовано. Это Положение на научно-зоотехнической основе трактует все моменты именно племенного разведения охотничьих собак в такой огромной стране, как России. Все думающие собаководы, охотничьи общества, которые, может быть, и не входят в состав Ассоциации «Росохотрыболовсоюз», продолжают следовать этому Положению. Многие отдельные клубы, занимающиеся племенным разведением охотничьих собак заключают с РОРСом договоры о совместной деятельности.


Следует учесть, что все перечисленные выше достижения позволяют РОРСу вести целенаправленное собаководство (а не просто разведение собак) на громадной территории России при условии, что собаки находятся в личном, индивидуальном владении. Нигде в мире нет такого собаководства, и пусть охотники других стран прислушиваются к нам и берут с нас пример.
Все описанное выше делается под эгидой РОРСа, который следит за правильностью проведения всех мероприятий. Даже рьяный противник деятельности РОРСа А. Брагин в своей статье («РОГ» № 22, 2013) заявлял, что «…охотничье собаководство отошло от западных веяний и получило охотничьих собак, гармонично развитых, с отличным экстерьером и прекрасными рабочими качествами. Охотничье собаководство России не разделялось на «выставочные», «полевые» и «спортивные» типы, которые преобладают на всей территории Европы и в Америке». Так зачем же ломать четко построенную систему российского охотничьего собаководства?


Около 50 лет РОРС ведет племенную книгу охотничьих собак (ВПКОС). С 2008 г. РОРС восстановил ВКС (Всероссийский кинологический совет), состоящий из ведущих специалистов-кинологов, имеет высококвалифицированную ЦКК (Центральную квалификационную комиссию). Он окреп и усилил свое внимание к охотничьему собаководству.
Что касается Российской федерации охотничьего собаководства (РФОС), то она, являясь одним из учредителей РКФ, должна, по моему мнению, полностью работать в его системе на пользу российскому охотничьему собаководству, о чем и говорил ее президент А. Клишас. У РФОСа имеются большие перспективы международной деятельности в области охотничьего собаководства.


Ассоциация «Росохотрыболовсоюз» — крупная самостоятельная общественная организация с армией ведущих специалистов-кинологов не нуждается ни в какой реорганизации. Она создала концепцию развития охотничьего собаководства в России и будет ей следовать.