Действительно, рыжая остроухая северная собака к концу XIX в. занимала довольно значительную территорию на северо-западе России, в том числе Финляндию и Карелию (Финляндия тогда находилась в составе Российской империи). Тогда эта собака была названа финно-карельской лайкой.
Но в конце века финские кинологи начали специально ее разводить для показа на выставках и для охоты на боровую птицу и назвали ее финская птичья собака. В это же время рыжая остроушка продолжала бегать (как и все другие северные собаки) на территории России — в Карелии, на севере Ленинградской и западе Архангельской областей. И с некоторым опозданием, в 20-х годах XX в. на нее обратили внимание кинологи Ленинграда и стали разводить в «чистоте». Разработали и создали стандарт, назвали карело-финской лайкой, что более правильно, так как основной материал брали из Карелии, стали выявлять охотничьи качества и использовать на охоте более широко, в основном по пушному зверю, что и подчеркивается данными испытаний. При этом кинологи менее строго относились к качеству экстерьера — не стремились из собаки сделать абсолютный квадрат, определенный завиток хвоста, не браковали белые отметины, и все это отражено в стандарте. Все внимание российские кинологи уделяли разносторонним охотничьим качествам. Это было специальное становление породы, определены требования, и в этом духе карело-финская лайка разводится в нашей стране более 80 лет. Буквально до 1960-х гг. поступления финских шпицев в нашу страну не было, разведение шло на материале ленинградских и карельских лаек. Почему же отрицаются заслуги российских кинологов в становлении отечественной породы, у истоков которой стоял эксперт всесоюзной категории Александр Петрович Бармасов.
Не привычка ли это преклоняться перед всем заграничным?
Еще в начале 1950-х гг., работая четыре года в Карелии, я была свидетелем того, что эти собаки, как простые дворовые, бегали в деревнях и даже в Петрозаводске. Правда, Петрозаводск в ту пору был другим — машин почти не было, в городе была только одна асфальтированная улица Ленина, в магазин ездили по заснеженным улицам на финских санях, а летом на велосипедах. Весь транспорт спокойно оставляли у магазина. Тогда, только в 1950-х гг., в Карелии начали проводить выставки охотничьих собак, на которые выводили карело-финских и русско-европейских лаек, и ни у одной из них не было родословной. В Ленинграде к тому времени уже давно велась племенная работа. Некоторые никак не хотят понять, что карело-финская лайка — это наша аборигенная собака, которая разводится заводским путем, и в этом заслуга отечественных кинологов.


Этого не понимает и президент РКФ г-н А.А. Иншаков, подписавший соглашение с Финским кеннел-клубом, чтобы карело-финскую лайку считать финским шпицем. Он это сделал, не учитывая того, что Министерство сельского хозяйства РФ зарегистрировало карело-финскую лайку в Государственном реестре селекционных достижений РФ, допущенных к использованию как охотничья порода под номером 9428. До этого, еще в 1933 г., карело-финская лайка была занесена в Государственный реестр селекционных достижений Нар-комземом СССР. Он не учитывает того, что разводящаяся более 80 лет порода карело-финской лайки не подходит под стандарт финского шпица. 80 % отличных карело-финских лаек будет забраковано и оценено не выше чем «хорошо». Даже по завитку хвоста, который для финского шпица четко определен, 60 % карело-финских лаек будет оценено не выше чем «удовлетворительно». И это все наши прекрасные рабочие собаки. Не учитывает и того, что работа шпица не может быть оценена по специализированным правилам, разработанным только для лаек, а отнюдь не для шпицев, то есть по пушному зверю, копытным, медведю, кабану. Тогда зачем же держать охотнику таких собак? Таким образом, прекрасная российская порода охотничьих собак просто будет уничтожена одним росчерком пера. И опять подчеркиваю, над созданием и совершенствованием этой породы задолго до нас работали отечественные кинологи.


Первые описания карело-финских лаек были представлены в 1925 г. на 1-м Всесоюзном съезде кинологов. В 1928 г. карело-финские лайки уже принимали участие в первых состязаниях лаек по белке. В 1939 г. на карело-финскую лайку был принят первый официальный временный стандарт. Стандарт был уточнен, детализирован и принят в 1952 г., далее стандарт совершенствовался и был принят в 1972 г. Последний раз уточненный стандарт на карело-финскую лайку был утвержден приказом № 9 от 24 марта 1981 г. по МСХ СССР.


Карело-финская лайка широко распространена по территории России, но наибольшее ее поголовье находится в европейской части России с центром разведения в Москве и Московской области, откуда она широко распространяется по всей стране и пополняет племенной материал других очагов разведения собак этой породы. Карело-финская лайка широко используется как охотничья собака и применяется в основном для добычи пушного зверя, копытных, боровых и водоплавающих птиц. Она проверяется на специализированных полевых испытаниях для оценки охотничьих качеств лаек всех пород и разводится как охотничья собака с широким спектром охотничьего использования.