Сегодня пока штудировал интернет, случайно наткнулся на одну интересную статью и хочу поделиться с вами


[size=150]Карельская лайка: история возрождения

[/size]

За тысячелетия своего существования люди вывели сотни пород собак. Неисчислимы четвероногие друзья человека, служащие ему для целей охотничьих, служебных, охранных, декоративных и просто для детской забавы и взрослой борьбы с одиночеством и гиподинамией. Каждая страна гордится выведенными у себя породами: англичане - бульдогами, шотландцы - колли, немцы - овчарками, китайцы - пекинесами. У нас же есть карельская, а точнее, карело-финская лайка - такая же визитная карточка края, как, скажем, карельская береза.

крестьян-охотников Русского Севера, Финляндии, Волго-Вятского региона, получившая в XIX веке имя карельской, а в веке XX - карело-финской лайки, - животное в плане охоты замечательное. Самая маленькая из лаек с характерной лисьей острой мордой, с прижатыми ушками и рыже-красной шерстью прекрасно работает и , и по зверю, причем не только мелкому (белка, куница, выдра, барсук, норка, бобр), но и по лосю и медведю. Две лайки, применяя волчью тактику, способны остановить и до подхода охотника могучего сохатого - пока одна, лая и наскакивая, отвлекает лося спереди, вторая, забегая, рвет ему сухожилия на задних ногах. Три-четыре останавливают медведя, хватая его сзади за , или . Птица по внешнему виду принимает эту рыжую собаку за лису и не улетает, а на нее с ветки на своем птичьем языке, пока охотник не подойдет на выстрел. Пес не побоится вступить в единоборство с волком. И за хозяина эта собака постоит, и за его добро: на охоте ей можно доверить палатку со всем имуществом - умрет, а никого не подпустит.

способны при должном воспитании дать прекрасные рабочие результаты (каждый настоящий псовый охотник знает: из элитного щенка может получиться и дворовый пустобрех, и универсальный спец, реализующий в себе все заложенные качества породы, понимающий хозяина даже без команды. И кошка может получиться, и леопард - как воспитаешь). Но вообще собака эта по характеру добродушная и с людьми уживчивая, именно то, что называется , смотрит живым, почти человеческим карим глазом, только что не разговаривает. Лайку при необходимости охотник может носить в рюкзаке, и в общественном транспорте она занимает мало места. - непривередливая , причем ест только то, что хозяин положил в миску, к другим продуктам не притронется.

В отличие от своих европейских собратьев по подвиду, которые с XIX века стали обзаводиться аристократическими родословными, наши карельские лайки, конечно, никаких учетных документов не имели вплоть до 30-х годов, когда в СССР их селекцией стали серьезно заниматься. Прокатившаяся по Карелии война фактически поставила на породе точку. Финские оккупанты, отступая, специально вывозили лучших лаек, остальных пристреливали. С тех пор ветвь карело-финской лайки, или финский шпиц, почти монопольно принадлежит заводчикам Финляндии. Но эта собака несколько отличается по экстерьеру от прежней, карельской лайки, которую предстояло воссоздать заново как исчезающий вид, как того же знаменитого беловежского зубра:

Задачу эту поставили перед собой в конце 50-х годов два энтузиаста - петрозаводские охотники-собаководы Константин Патарушин и Борис Рубушков. Дело отца, ушедшего из жизни восемь лет назад, продолжает сейчас сын Бориса Александровича Валерий Борисович, офицер запаса, ветеран горячих точек, вернувшийся несколько лет назад в родной город. Охотник он с раннего детства, отец взял его с собой в лес на плечах, когда ему исполнилось четыре года. Вся эта история возрождения разворачивалась на его глазах и с его непосредственным участием...


Селекционную работу Борис Рубушков вел более сорока лет. Процесс это долгий и требующий большого труда, терпения, средств и огромной, фанатической любви к псовой охоте. Как вспоминает Валерий Борисович, у отца в 60 - 70-е годы перебывало десятка два собак, привозили из районов даже , повязанных с волками! Многие у своих бывших хозяев уже только дом сторожили да мышей ловили. Из каждого помета (лайка приносит раз в 9 месяцев 5 - 6 щенков) отбраковывались поочередно из года в год по два лучших кобелька или сучки.

Потом, со временем, пришел результат, пошли и медали. В конце 1972 года Борис Рубушков поехал в Киров, во Всесоюзный НИИ охотничьего собаководства (ВНИИОС), и привез оттуда шестимесячного Сура с кровью финского шпица (все собаки карело-финской породы носят в основном карельские и финские имена, в переводе означает ). Повязал со своей Лыской, уже увенчанной к тому времени медалями выставок, лучшей признанной лайкой из карельской линии. Эта супружеская пара за свой собачий век помимо замечательных охотничьих достижений получила на республиканских и зональных выставках и конкурсах кучу титулов, медалей и дипломов, а главное - дала многочисленное и славное потомство в четырнадцати коленах. Лыска выше серебра не поднималась, а Сур был просто , ниже не опускался. Собаки получают титулы чемпионов породы только тогда, когда их потомки имеют полевые дипломы - на боровую дичь, на утку, на барсука - и занесены в книгу учета.

Валерий Борисович вспоминает:

В последнее время многие, заплатив немалые деньги за щенка какой-нибудь изысканной породы, обрекают бедное животное на роль живой мягкой комнатной игрушки, превращают в один из показателей жизненного успеха наряду с машиной, домом, мебелью и аудиовидеоаппаратурой. Рубушков с товарищами по увлечению придерживается диаметрально противоположной позиции: собака должна работать в соответствии с предназначением. Элитный щенок нынче недешев. Конечно, истинный охотник-фанат никаких денег и трудов не пожалеет - он этим живет, это его страсть. Но, как считает Рубушков, собака должна быть доступна для всех, кто хочет всерьез заниматься культурной охотой (не путать с браконьерством и стрельбой гостей с вышек по прикормленному медведю).

Старые мастера должны передавать свой опыт молодым. Кстати, Валерий Борисович, будучи воспитателем подросткового клуба, не раз водил своих ребят в лес на показательные занятия, наставляя молодежь: истинная охота не есть убийство, это состязание человека со зверем, далеко не всегда для него удачное, и в лес настоящий охотник идет, чтобы взять от природы столько дичи, сколько не повредит популяции. Охота не забава, а тяжелая мужская работа, это искусство, древнее, как само человечество. Это умение трепетно читать увлекательную книгу природы. (К слову, Рубушков - автор ряда поэтических сборников, а охота и поэзия в его жизни неразлучны.) Раньше первым наставником начинающему охотнику был его отец. А теперь кто наставит, научит? Нашей республике, по его мнению, нужна специальная школа молодого охотника.

Лучший помощник на охоте - обученная собака. Поэтому, считает Валерий Борисович, именно в Карелии нужно заводить собственный питомник карело-финской лайки. Сейчас по России их все еще очень мало - всего около 90, у нас в Карелии - 40 - 50, да у соседей финских шпицев около 150 (последних, кстати, Рубушков по собственному опыту ни в какое сравнение не ставит с нашими лайками). О них, как истинный знаток и любитель, он не может говорить равнодушно, и история их возрождения для него, как очередная поэма:

Сергей ЛАПШОВ



Вот где правда зарыта img src=


Источник http://www.gov.karelia.ru/Karelia/1546/27.html